Менингококковая инфекция

фото менингококковой инфекцииМенингококковая инфекция – это относительно редкое инфекционное заболевание антропонозного профиля, при котором отмечается распространение вируса-возбудителя исключительно воздушно-капельным способом, а также формирование полиморфной клинической симптоматикой. Клиника менингококковой инфекции настолько многообразна, что в некоторых ситуациях даже опытные инфекционисты не могут достоверно установить диагноз без лабораторного подтверждения. Менингококконосительство является редкой патологией, а в большинстве ситуаций клиника менингококковой инфекции заключается в появлении у пациента признаков менингита. При имеющемся неблагоприятном фоне у части пациентов отмечается молниеносное развитие тяжелого септического состояния.

В экономически развитых странах заболеваемость менингококковой инфекцией находится на достаточно низком уровне и составляет в среднем 1 случай на 100000 населения, причем практически в 70% случаев развивается менингококковая инфекция у детей, не достигших трехлетнего возраста. Тяжелые гипертоксические формы менингококковой инфекции в большинстве ситуаций развиваются у детей грудного возраста.

Заболеваемость менингококковой инфекцией увеличивается с периодичностью в 10 лет, что инфекционистами объясняется сменой штаммов возбудителя, а также ослаблением иммунологической структуры людей. Кроме того, инфекционистами доказана связь повышения уровня заболеваемости среди населения в весенний период времени, хотя не исключается возможность заражения менингококковой инфекцией в любом периоде.

В качестве источника распространения менингококковой инфекции может выступать как человек, находящийся в остром периоде заболевания, так и бактерионоситель, которые передают инфекционные агенты здоровым лицам воздушно-капельным способом. Максимальную контагиозность в отношении распространения менингококковой инфекции составляют лица, у которых имеются катаральные проявления в виде назофарингита. Инкубационный период менингококковой инфекции может значительно варьировать по времени, однако в среднем составляет шесть суток.

Патогенез менингококковой инфекции у здорового человека может развиваться и при контакте с бактерионосителем, у которого клинические проявления вовсе не развиваются. Менингококковая инфекция у детей, посещающих организованные коллективы, распространяется очень быстро. Восприимчивость к мданной инфекции у лиц различного возраста очень высокая, однако, патогномоничные клинические проявления развиваются в 0,5% случаев. Инфекционистами также не исключается возможность развития менингококковой инфекции семейного типа.

Максимальный уровень летальности от менингококковой инфекции регистрируется в возрастной группе до одного года, что обусловлено высоким процентом развития сверхострого менингококкового сепсиса и осложненного инфекционно-токсического шока, тяжелого гнойного менингита с развитием отека – набухания головного мозга. Благоприятный исход заболевания наблюдается при своевременной верификации диагноза и подборе адекватной схемы терапии.

Причины и возбудитель менингококковой инфекции

В качестве провокатора развития менингококковой инфекции выступает специфический возбудитель Neisseria meningitidis, который относится к грамотрицательным диплококкам. Возбудитель менингококковой инфекции отличается высокой чувствительностью по отношению к воздействию различных факторов окружающей среды. Губительными для возбудителя является воздействие как пониженных, так и повышенных температур, повышенной влажности, ультрафиолетового облучения.

В настоящий момент в лабораторных условиях было верифицировано 13 серотипов Neisseria meningitidis, среди которых эпидемиологически значимыми являются только три. В некоторых ситуациях также могут встречаться полиагглютинирующие штаммы возбудителя. При микроскопическом исследовании препарата крови или ликвора часто удается обнаружить возбудителя, который располагается попарно внутриклеточно. Эндотоксиноподобное действие возбудитель оказывает благодаря наличию липополисахарида в оболочке. Neisseria meningitidis проявляет тропность, прежде всего к слизистым оболочкам носоглотки, где происходит ее активное размножение, после чего отмечается выделение возбудителя в окружающую среду вместе со слизью, то есть формируется менингококконосительство.

Здоровые носители менингококковой инфекции часто страдают хроническими воспалительными изменениями носоглотки. Достоверная верификация диагноза становится возможной только после проведения бактериологического анализа, причем в качестве биоматериала для исследования предпочтительно использовать носоглоточную слизь.

Патогенез менингококковой инфекции тяжелого течения связан с проникновением возбудителя через слизистые оболочки в общий кровоток, что может носить транзиторный характер или становиться причиной развития классического варианта менингококцемии. Тяжесть состояния пациента в этой ситуации определяется массивным распадом менингококков и поступлением в кровь большой концентрации эндотоксинов, которые максимальное негативное влияние оказывают на сосудистое русло.

Пагубное влияние эндотоксина при менингококцемии оказывается на эндотелий сосудов микроциркуляторного русла, в результате чего запускается каскад гемокоагуляционных нарушений, что способствует развитию диссеминированного внутрисосудистого свертывания. Клинически данные патогенетические изменения проявляются обширными кровоизлияниями на коже, а также во внутренних органах.

Развитие клиники инфекционно-токсического шока при менингококковой инфекции чаще всего обусловлено наличием кровоизлияний в кору надпочечников и проявляется появлением резкой артериальной гипотензии, нитевидного пульса, расстройства микроциркуляции, нарушения сознания различной степени.

В ситуации, когда возбудитель менингококковой инфекции преодолевает гематоэнцефалический барьер, создаются благоприятные условия для развития воспалительного процесса в оболочках головного мозга с развитием клиники менингита. Тяжелое течение менингита сопровождается развитием отека – набухания вещества головного мозга, что в большинстве ситуаций заканчивается летально.

После перенесенной менингококковой инфекции у пациента формируются нестойкие, типоспецифические иммунные механизмы.

После перенесенной менингококковой инфекции у человека формируются иммунные реакции, напряженность и продолжительность которых в настоящее время недостаточно изучена. При первичном контакте с возбудителем развивается так называемый бустер-эффект, проявляющийся выраженной иммунологической реакцией организма. Многочисленные научные исследования заканчивались выводами о том, что при частом инфицировании возбудителем у человека формируется носительство и вместе с тем ослабление местного иммунитета слизистых оболочек носоглотки, что обуславливает возможность повторного заражения. Риск заражения менингококковой инфекцией максимальный в условиях скученности населения, нарушения температурного режима в помещении, низкого уровня влажности воздуха.

На основании данных специалистов всемирной организации здравоохранения каждый год во всем мире регистрируется более 300 000 случаев менингококковой инфекции, из которых до 10% заканчиваются летальным исходом. При эпидемическом течении менингококковой инфекции отмечается регистрация заболеваемости во всех возрастных категориях с максимумом в весенние месяцы.

Симптомы и признаки менингококковой инфекции

Инкубационный период менингококковой инфекции не зависит от клинической формы заболевания, однако, отмечается четкая корреляционная зависимость продолжительности периода инкубации от концентрации возбудителя. В ситуации, когда менингококковая инфекция протекает в форме назофарингита, у пациента появляются неспецифические симптомы, не отличающие данную патологию от ОРЗ. Продолжительность лихорадочного периода в этой ситуации составляет в среднем трое суток, и температурная кривая носит субфебрильный характер. На протяжении лихорадки пациенты часто жалуются на умеренно-выраженную головную боль и заложенность носа без явных катаральных проявлений.

При объективном осмотре пациента удается обнаружить умеренно-выраженную гиперемию зева с цианотичным оттенком, а также наличие слизисто-гнойной дорожки по задней стенке. Остальные клинические формы менингококковой инфекции развиваются на фоне менингококкового назофарингита.

Дебют менингококцемии, как правило, острый и начинается с появления у пациента фебрильной лихорадочной реакции, потрясающего озноба, распространенной миалгии и артралгии, головной боли и рвоты. Несмотря на все вышеперечисленные проявления, самым патогномоничным клиническим маркером менингококцемии является сыпь. Появляется сыпь при менингококковой инфекции к концу первых суток заболевания и носит геморрагический характер.

Сыпь при менингококковой инфекции гипертоксического типа может появляться с первых часов заболевания и рассматривается инфекционистами, как крайне неблагоприятный клинический признак. Появление первых элементов геморрагической сыпи происходит диффузно на кожных покровах туловища и конечностей и чаще всего они имеют пятнистый характер светло-розовой окраски. Впоследствии пятнистая сыпь угасает и появляются типичные геморрагические элементы различного размера, неправильной «звездчатой» формы, возникающие на неизмененных кожных покровах. Излюбленной локализацией сыпи при менингококковой инфекции являются боковые поверхности и нижняя треть туловища, а также бедра. В дальнейшем геморрагические элементы сыпи претерпевают изменения в виде появления в центре некрозов, потемнения окраски, увеличения не только размеров, но и количества элементов, местами сливающихся, тем самым поражая большую часть кожных покровов. Возможны некрозы и сухая гангрена ушных раковин, носа, фаланг пальцев. Появление геморрагической сыпи на кожных покровах лица, век, а также склерах, является неблагоприятным прогностическим признаком.

При тяжелом течении менингококцемии у пациента формируются множественные кровоизлияния, локализующиеся как в слизистых оболочках, так и внутренних органах. При условии полного отсутствия медикаментозной коррекции менингококцемия сопровождается развитием инфекционно-токсического шока, способного провоцировать развитие летального исхода.

Менингококковая инфекция, протекающая в форме гнойного менингита, также имеет острый дебют, проявляющийся резким подъемом температуры тела до гектических цифр, сопровождающимся интенсивным болевым синдромом в голове, который носит разлитой характер. Вышеперечисленная симптоматика в дальнейшем дополняется появлением многократной рвоты, не связанной с актом приема пищи. Стандартная анальгетическая терапия в этой ситуации не приносит выраженного положительного эффекта, что является принципиальным диагностическим признаком. В качестве сопутствующих клинических симптомов, которые развиваются не во всех случаях менингита, выступает гиперестезия и светобоязнь.

Головная боль при менингококковом менингите настолько интенсивная, что пациенты даже боятся шевелить головой, а максимально комфортной позой, приносящей облегчение пациенту, является «лежа на боку с запрокинутой головой». Характерными клиническими маркерами менингита является обнаружение положительных симптомов Кернига и Брудзинского, а также обнаружение выраженной ригидности затылочных мышц.

Менингококковая инфекция у детей, протекающая в форме гнойного менингита, проявляется напряжением и выбуханием родничка, положительным симптомом Лессажа. Очень часто у ребенка формируется повышенная судорожная готовность и кратковременная утрата сознания.

К атипичным формам менингококковой инфекции относится появление у пациента с менингитом или менингококцемией герпетических высыпаний распространенной локализации.

При генерализованных формах менингококковой инфекции часто пациенты предъявляют жалобы на появление болевого синдрома и признаков воспаления в различных группах суставов, которые чаще всего носят односторонний характер.

Диагностика менингококковой инфекции

Раннее установление правильного диагноза с учетом этиопатогенетической формы менингококковой инфекции является благоприятным фактом в отношении прогноза для выздоровления пациента, так как данная инфекционная патология склонна к развитию быстропрогрессирующего течения и летального исхода. Уже с первых часов заболевания у пациента, как правило, формируется непатогномоничная клиническая картина менингококковой инфекции, что осложняет раннюю верификацию диагноза.

Врач любого профиля должен помнить о таких патогномоничных признаках менингококковой инфекции, как острый дебют, гектическая лихорадка и геморрагическая сыпь. В ситуации, когда у пациента отмечается стертая клиническая симптоматика, с подозрением на менингококковую инфекцию, следует госпитализировать человека в стационар для проведения динамического клинического наблюдения и лабораторного обследования.

Специфические лабораторные исследования на предмет наличия у пациента менингококковой инфекции заключаются в проведении бактериологических, а также серологических типов анализов.

В качестве материала для проведения бактериологического анализа следует использовать различные биологические выделения пациента в виде носоглоточной слизи, крови, спинномозговой жидкости. В амбулаторных условиях в стандартной лаборатории доступно исследование только слизи из носоглотки. Для забора биологического материала с целью дальнейшего исследования на предмет наличия возбудителя менингококковой инфекции следует использовать стерильный тампон без предварительной санитарной обработки ротовой полости.

В условиях стационара инфекционного профиля доступно проведение бактериологического исследования крови, спинномозговой жидкости и носоглоточной слизи. В качестве серологических методов исследования, позволяющих достоверно установить диагноз «менингококковая инфекция» следует использовать РПГА и ВИЭФ. Кроме того, в настоящее время достаточно широко инфекционистами используются такие экспресс-методик, как бактериоскопия спинномозговой жидкости и крови по методу “толстая капля”, позволяющая обнаруживать внутриклеточное парное расположение кокков.

При проведении стандартного исследования периферической крови пациента, страдающего генерализованной формой менингококковой инфекции, наблюдается резкое увеличение показателя лейкоцитов в крови, повышение СОЭ. При осуществлении спинномозговой пункции отмечается выделение ликвора под давлением, причем отделяемое имеет белесоватый, мутный оттенок.

Для установления достоверного диагноза «менингококковая инфекция» на догоспитальном этапе важное значение имеет проведение дифференциации имеющихся у пациента клинических проявлений с симптомами других заболеваний. Так, в стадии продромальной сыпи, которая наблюдается в дебюте менингококцемии, тяжело отличить элементы сыпи от таковых при лекарственной аллергии. Принципиальное значение в этой ситуации имеет быстрая динамика и кратковременный характер. Сыпь в начале развития менингококцемии также сходна с коревой, однако отсутствие продолжительного катарального периода исключают корь. Кроме того, первоначально при кори появляется энантема, а в дальнейшем отдельные элементы сыпи распространяются по кожным покровах туловища.

Лечение менингококковой инфекции

Первоначальные лечебные мероприятия в отношении пациента, у которого подозревается наличие менингококковой инфекции, должны осуществляться незамедлительно.

В качестве этиотропной медикаментозной коррекции уже в первые часы заболевания пациенту следует ввести раствор Левомицетина сукцината в разовой расчетной дозе 25 мг на кг в дополнение к Преднизолону в расчетной дозе 2 мг на кг веса пациента. Ввиду того, что при менингококковой инфекции отмечается раннее развитие гемодинамических нарушений на микроциркуляторном уровне, введение любых медикаментозных препаратов должно производиться парентерально методом внутривенной инфузии. Когда у пациента, страдающего тяжелой гипертоксической формой менингококковой инфекции, отмечается появление признаков инфекционно-токсического шока, следует незамедлительно применить боллюсный метод введения глюкокортикостероидных препаратов в максимальной расчетной дозе 20 мг на кг веса пациента в сочетании с внутривенной инфузионной терапией растворов, восполняющих объем циркулирующей крови.

Все пациенты, у которых имеются клинические проявления, подозрительные на менингококковую инфекцию, должны подлежать незамедлительной госпитализации в стационар инфекционного профиля, а при наличии осложненного инфекционно-токсическим шоком течения, в реанимационное отделение.

В некоторых ситуациях больные, страдающие менингококковой инфекцией в легкой степени тяжести, допускаются для амбулаторного лечения.

В настоящее время инфекционистами разработана эффективная схема лечения различных форм менингококковой инфекции. Так, при менингококковом назофарингите больному показано применение антибактериальной терапии Рифампицином в расчетной дозе 10 мг на кг в сутки курсом 5 суток, а при отсутствии эффекта – Макролидами. Продолжительность лечения менингококконосителей Рифампицином составляет трое суток.

Гнойный менингит на догоспитальном этапе нуждается в проведении массивной антибактериальной терапии с применением Левомицетина сукцината в расчетной дозе 25 мг на кг веса пациента и Глюкокортикостероидов в расчетной разовой дозе 3 мг на кг веса. При данной форме менингококковой инфекции существует высокий риск развития генерализации патологического процесса и инфекционно-токсического шока, поэтому в отношении пациента должна постоянно применяться расширенная инфузионная терапия, подразумевающая использование солевых и коллоидных растворов. С целью предотвращения развития судорожного синдрома следует проводить активную дегидратационную терапию с применением мочегонных препаратов типа Фуросемида в расчетной дозе 1 мг на кг веса пациента. В реконвалесцентном периоде гнойного менингита больному обязательно необходимо принимать ноотропные препараты и витамины группы В перорально длительным курсом до двух месяцев.

При установлении диагноза менингококцемия уже на догоспитальном этапе пациенту необходимо обеспечить венозный доступ и ввести первую дозу антибактериального препарата Левомицитина сукцината в расчетной дозе 25 мг на кг веса пациента внутривенно. Глюкокортикостероидная терапия назначается на догоспитальном этапе в случае имеющихся у пациента клинических критериев инфекционно-токсического шока, и объем ее напрямую зависит от стадии шока. Так, при первой стадии шока показано введение Преднизолона или Гидрокортизона в дозе 5 мг на кг веса, при второй стадии доза увеличивается до10 мг на кг, а при третьей стадии принимается максимальная дозировка 20 мг на кг веса пациента. С целью коррекции гемодинамических нарушений при менингококцемии обязательно назначается расширенная схема инфузионной терапии с применением солевых растворов или Реополиглюкина.

Введение инотропов типа Допамина при менингококковой инфекции с целью коррекции гемодинамических нарушений допускается только в условиях стационара. В ситуации, когда у больного отмечается осложненное течение менингококцемии, проявляющееся в развитии клинических признаков инфекционно-токсического шока, препаратом выбора является Левомицетина сукцинат в суточной максимальной дозе 100 мг на кг веса пациента, после чего предпочтительно переводить пациента на Пенициллин в суточной расчетной дозе 0,2 г на кг веса или Цефтриаксон по 100 мг на кг веса пациента, разделенного на два приема. Осложненная менингококцемия склонна к развитию нозокомиальной инфекции, поэтому основную антибактериальную терапию следует дополнять назначением Аминогликозидов 3-го поколения (Амикацин в суточной дозировке 20 мг на кг, Нетилмицин в расчетной разовой дозе 1,5 мг на кг) с периодичностью в 8 часов.

Решение о выписки пациента из инфекционного стационара принимает лечащий врач на основании нормализации клинических и лабораторных показателей крови, а также ликвора. Контрольное бактериологическое исследование мазка из носоглотки проводится в течение трех суток после окончания антибактериальной терапии.

Осложнения и последствия менингококковой инфекции

Прогноз в отношении жизни и клинического выздоровления пациента, страдающего менингококковой инфекцией, напрямую зависит от своевременности проведения диагностики этиологии имеющихся у пациента патологических изменений, а также от адекватности подбора схемы медикаментозного лечения.

Следует учитывать, что позднее обращение пациента, страдающего менингококковой инфекцией в форме гнойного менингита, является крайне неблагоприятным для пациента, ввиду развития повышенного риска осложненного течения инфекции. При условии своевременного применения медикаментозной коррекции менингококковой инфекции в полном объеме отмечается полное выздоровление пациента. Самым распространенным осложнением менингококковой инфекции, проявляющимся в различной степени тяжести, является поражение слуховых нервов с тугоухости, которая может носить как одностороннюю, так и двухстороннюю локализацию. В педиатрической практике инфекционисты сталкиваются больше с бактериальными осложнениями менингококковой инфекции в виде вентрикулита, гидроцефалии, субарахноидальной эмпиемы, абсцесса головного мозга, парезов и параличей. При менингококковой инфекции, проявляющейся в форме менингококцемии, у части пациентов отмечается вторичное инфицирование кожных покровов с формированием обширных некрозов.

Многочисленные клинико-лабораторные научные наблюдения подтверждают, что даже при улучшении самочувствия пациента, перенесшего менингококковую инфекцию, полное восстановление нарушенных функций не наступает, в связи с чем, данная категория пациентов подлежит диспансеризации у невропатологов продолжительностью до трех лет.

Самым распространенным негативным последствием менингококковой инфекции у детей является развитие признаков церебрастенического синдрома, который проявляется в виде повышенной утомляемости, расстройства сна и аппетита, снижения когнитивных функций, психоэмоциональной неустойчивостью, двигательной расторможенностью, рассеянностью внимания и даже агрессивностью.

При имеющихся даже минимальных клинических проявлениях церебростении у ребенка, следует использовать различные виды психокоррекции, а также длительный прием ноотропных препаратов и поливитаминных комплексов.

Профилактика менингококковой инфекции

Основной функцией эпидемиологического надзора по уровню заболеваемости менингококковой инфекцией является профилактика развития смертельных случаев, а также снижения уровня «выявляемости» данной нозологии среди лиц, относящихся к группе риска. Таким образом, специалисты эпидемиологического надзора должны осуществлять динамическое наблюдение за уровнем заболеваемости среди различных слоев населения, отслеживание циркуляции менингококков на различных территориях, а также наблюдение за иммунологическими характеристиками населения. Проведение оперативного эпидемиологического исследования обстановки по распространению заболеваемости менингококковой инфекцией, является хорошим подспорьем в выявлении начала эпидемического неблагополучия, а также организации профилактических мероприятий.

Обнаружение двукратного и более повышения количества зарегистрированных случаев менингококковой инфекции в течение тридцати суток является предвестником эпидемического подъема уровня заболеваемости, нуждающимся в проведении незамедлительной профилактической работы с населением.

Прививка от менингококковой инфекции в настоящий момент не применяется повсеместно, хотя в отдельных странах давно разработана вакцина от менингококковой инфекции группы А и С, содержащая очищенный групповой полисахарид. Полисахаридная вакцина от менингококковой инфекции групп А и С позволяет выработать иммунные защитные механизмы организму на период в три года, поэтому эпидемиологическая эффективность прививки составляет не менее 85%.

Прививка от менингококковой инфекции относится к категории малоиммуногенной, и вместе с тем, ее применение способно провоцировать развитие тяжелых неврологических осложнений. Все усилия фармакологов и инфекционистов в настоящий момент направлены на разработку поливалентной менингококковой конъюгированной вакцины, которая бы содержала капсулярные полисахариды различных серогрупп возбудителя.

Проведение иммунизации в плановом порядке является нецелесообразным, а использование вакцины против менингококковой инфекции должно производиться по строгим показаниям, среди которых главным звеном является предположительная поездка человека в эпидемиологически опасные районы (Непал, Кения, Саудовская Аравия).

Противоэпидемические меры при менингококковой инфекции применяются с целью раннего выявления больных, а также здоровых носителей возбудителя. Так, после выписки реконвалесцента по менингококковой инфекции из стационара, человек допускается для посещения организованных коллективов не только после клинического выздоровления, но и однократного отрицательного результата бактериологического обследования, которое должно быть проведено не ранее чем через 5 суток после последнего приема антибактериального препарата. В ситуации, когда у человека сохраняются признаки носительства менингококка, обязательно необходимо проводить дополнительную санацию.

Все, лица, имевшие близкий контакт с человеком, болеющим менингококковой инфекцией, должны находиться под наблюдением врача продолжительностью не менее 10 суток, в течение которых человеку осуществляют ежедневную термометрию, осмотр носоглотки на предмет катаральных явлений, а также кожных покровов на предмет наличия элементов сыпи. Все лица, у которых выявляются клинические и визуальные признаки острого назофарингита, должны в обязательном порядке пройти бактериологическое обследование.

Профилактические мероприятия, действие которых направлено на прерывание возможных путей распространения инфекции заключаются в осуществлении своевременной госпитализации лиц, у которых имеются клинические признаки, подозрительные на менингококковую инфекцию, причем в очаге, где был обнаружен эпизод заболевания, не следует проводить заключительную дезинфекцию. Дезинфекция не является обязательным профилактическим мероприятием ввиду того, что возбудитель менингококковой инфекции не отличается устойчивостью к факторам окружающей среды и быстро погибает. В большинстве ситуаций достаточно лишь проведения ежедневной влажной уборки и проветривания помещения.

В эпидемически неблагоприятных районах вакцинация населения проводится в отношении определенных групп лиц, к которым относятся: дети, проживающие в интернатах, студенты первого курса того учебного заведения, в котором был зарегистрирован случай заболевания. В ситуации, когда у человека в момент вакцинации имеются признаки назофарингита без температурной реакции, прививка от менингококковой инфекции все же применяется. Для проведения экстренной вакцинации не требуется предварительного определения серогруппы возбудителя, установления карантина и бактериологического обследования.

Каждый случай заболевания менингококковой инфекцией среди населения должно сопровождаться подачей экстренного извещения в снитарно-эпидемиологическую службу.

Менингококковая инфекция – какой врач поможет? При наличии или подозрении на развитие данной патологии следует незамедлительно обратиться за консультацией к таким врачам как инфекционист, невропатолог.